АОНБ (aonb) wrote,
АОНБ
aonb

Category:

Культурная революция - 1930 г. - Год культуры - 2014 г.

150 тысяч на театры и 2 тысячи на центральную библиотеку: Кто поверит в эти две цифры в годы культурной революции? Между тем, это подлинная астраханская действительность.

В одну из своих поездок в Москву я долго стояла у книжной витрины на Тверской. Никто не мог пройти мимо этой витрины равнодушным: на окнах были выложены несколько десятков книг, представляющих собой шедевр книжного искусства. Тот, кто видел эти томики сказок «Тысячи и одной ночи», их чудесное, подлинно сказочное оформление, их изумительные переплеты, тот не мог не почувствовать страстного желания взять этот томик В РУКИ, перелистывать его, с наслаждением всматриваться в прекрасные, с большим вкусом сделанные рисунки.
Кто из нас не знает этого чувства внутреннего наслаждения, которое испытываешь, когда поздним вечером сидишь дома за своим рабочим столом и держишь в руках хорошую советскую книгу, в хорошем изящном переплете, читаешь, читаешь и чувствуешь, что в тебя вливается великий покой, великий отдых от дневных трудов и великое стремление вновь работать, работать и работать... Тот, кто не испытывал этого чувства, тот несомненно не знает одной из прекраснейших радостей нашей жизни. Когда я стояла у витрины на Тверской и смотрела на эти великолепные томики, я вспоминала: не даром на всемирной выставке печати в Кельне, в Германии, много сотен тысяч посетителей с восхищением отзывались о советском павильоне, в котором были выставлены образцы советских изданий. Иностранцев поражала И ВНЕШНОСТЬ нашей книги – внешность, резко отличающая ее от аляповатой, рассчитанной на вкус обывателя, иностранной книги. Иностранцев поражали и наши советские ТИРАЖИ: слыханное ли дело: серьезнейшие политические и экономические трактаты, сочинения ученых материалистов, сочинения великих марксистов расходятся в Советском Союзе В СОТНЯХ ТЫСЯЧ экземпляров тогда как самый большой тираж научной книги в Германии это ТРИ—ЧЕТЫРЕ ТЫСЯЧИ.
Советская книга – это одно из самых замечательных наших достижений: ежедневно, ежечасно из гигантской, самой большой в мире книжной фабрики, из недр Госиздата извергаются тысячи, десятки и сотни тысяч книг, они быстро растекаются по всему Советскому Союзу, и не успеет остыть ротационная машина, только что закончившая последнюю сотню тысяч такого-то издания, как уже несется отовсюду требование: мало, мало,  давайте еще, еще, еще…
И вот на этом фоне, когда всмотришься в астраханскую действительность, становится горько и печально. Вот вам две цифры: в прошлом году театры Астрахани дали около 150 тысяч дефицита. И в этом же году на расширение центральной—публичной библиотеки отпущено из местного бюджета.... 2000 рублей. Товарищи, вы вдумайтесь в эти две цифры. Ведь совершенно очевидно, что дефицит театров будет покрыт из местного бюджета, это значит, что театры обойдутся местному бюджету в 150 ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ, а центральная библиотека—в 2000 РУБЛЕЙ I
Нет никакого сомнения в том, что если назвать эти две цифры самому непредубежденному человеку он скажет: тот, кто составлял местный бюджет, тот, кто давал распоряжения об этих двух цифрах, тот НИЧЕГО НЕ ПОНИМАЕТ в лозунге, выдвинутом нашей партией – в лозунге КУЛЬТУРНОЙ РЕВОЛЮЦИИ. Сейчас, когда горсовет отчитывается перед избирателями, весьма своевременно вспомнить об этом.
Зайдите в публичную библиотеку. Милые сотрудницы библиотеки – они работают с огромным увлечением, они рады бы вам предложить лучшую книгу, которая имеется на книжном рынке, но посмотрите на них в момент, когда вы просите у них какую-либо книгу, посмотрите, с каким смущением они переглядываются друг с другом и как робко они вам отвечают:
— Вы просите «Выстрел» Безыменского? Простите, у нас этой книжки еще нет. Вы просите «Рудина» Тургенева? Простите, этой книжки у нас нет. Вы просите «Преступление и наказание» Достоевского? Очень извиняемся, у нас имеются только последние части романа, первых частей нет. Вы просите что либо из истории народовольческого движения? Знаете – к сожалению, у нас почти ничего нет об этом, вот зато мы вам можем предложить хорошую брошюру о Марате....
Что скажешь? Кто решится ругать этих милых библиотекарш, когда знаешь, с какой болью они вам это отвечают. Но, товарищи, это же величайший скандал: в публичной библиотеке вы не можете получить НИ ОДНОЙ ХОРОШЕЙ КНИГИ. Это – понятно: на две тысячи целковых в год много новых книг не накупишь.
И выходишь из библиотеки без книг. Вы думаете, что Вы их можете купить в магазине Госиздата?
Прежде всего, посмотрите на этот магазин: сколько убожества, сколько казенщины, сколько безразличного равнодушия вложены в эти госиздательские витрины на Советской улице. Посмотришь на них и знаешь заранее: в этот магазин НЕЧЕГО ЗАХОДИТЬ.
В Берлине, лишь только сходишь со ступенек вагона на центральном вокзале, тебя немедленно оглушает, оккупирует, ошеломляет дикокричащий лозунг: «ляуф цу Ляйзер» — «беги к Ляйзеру». Где бы ты ни находился, на какой бы ты ни был улице, в какой бы ты ни попал театр, чтобы ты ни делал, в какую бы ты сторону ни обращался, везде и всюду всегда – на небе, на земле, на улицах, в домах, театрах, кино, везде и всюду тебя оглушает, тебя мучает этот убийственный лозунг: «беги к Ляйзеру». Это что же такой за Ляйзер? Представьте себе: обувный магазин. Магазин, в котором продаются дамские и мужские ботинки. И ботинки-то ничем особенно не отличаются, ничем не лучше других фирм, но бежит весь Берлин в магазин Ляйзера, но носят все берлинцы ляйзеровские ботинки. НИЧЕГО НЕ ПОДЕЛАЕШЬ: никуда не денешься от Ляйзера. Он тебя замучает, он тебя изведет, он тебя живьем съест – хочешь не хочешь, а ботинки купишь у Ляйзера. И я, несчастная, у Ляйзера купила свои ботинки: я долго сопротивлялась, но я поняла, что от своего рока не уйдешь, замучает проклятый Ляйзер. И я отправилась в магазин и купила ляйзеровские ботинки...
Конечно, нашу советскую книгу незачем рекламировать так, как рекламирует свои лаковые туфельки Ляйзер. Незачем, – на нашу советскую книгу спрос столь велик, что только давай ее. Но все же, все же, товарищи из магазина Госиздата, неужели вы думаете, что продавать книги это все равно, что рыбой торговать. Впрочем, и рыбу у нас в магазинах так раскладывают, так подают, что иной раз слюнки текут. А вот вы книгу советскую – прекрасную красочную захватывающую советскую книгу – УГРОБИЛИ в своей ужасной, казенной, неприглядной витрине и в своем мрачном, казенном, неприглядном магазине. Сколько раз и где вы выступали с призывом к рабочим массам читать ваши книги, что вы сделали для того, чтобы книга из вашего магазина продвинулась к потребителю – к читателю, сколько книг из вашего магазина попало в рабочие семьи?
Праздный, конечно, вопрос: воробьи на заборах чирикают о том, что НИЧЕГО вы не сделали...
Кто же продвигает советские книги в массы, кто этим занимается у нас в астраханском округе? Говорят, что целый ряд организаций. Но мы знаем, что во время осенней путины ни на одной шаланде, ни на одном промысле мы не нашли и пары дельных советских книжек. Мы знаем, что в ловецких и крестьянских селах редко-редко встретишь советскую книжку – хорошую, новую советскую книгу, все, что там увидишь – это старое, рассыпающееся в порошок барахло.
Мы спрашиваем: ПОЧЕМУ все это происходит? В то время, когда в ряде городов Советского Союза целые отряды книгонош разносят в самые далекие уголки советские книги, в то время, когда сотнями тысяч и миллионами расходятся в далеких медвежьих уголках советские издания, – у нас в Астрахани тишина и покой. Играет музыка в опере, крутят картину в кино и... не читают книг. Не думайте, товарищи, что мы против кино. Наоборот, мы думаем, что астраханское кино следовало бы немедленно очистить от всей накипи, которая там собралась и которая культурно-политическую роль советского кино превратила в рвачески-наживное дело, наоборот, мы приветствуем огромную работу, которую проделала астраханская солидная, грамотная опера, – но мы кричим: караул! 150 тысяч рублей на кино и две тысячи на центральную библиотеку!
Вы помните, когда-то великий русский поэт Некрасов мечтал:
«Придет, придет ли времячко,
  Когда мужик не Блюхера
  И не Милорда глупого
  Белинского и Гоголя с базара  понесет»...
Давно, давно пришло уж это время. Кто помнит сейчас о каком-то Блюхере, (читатель, конечно, понимает, что речь идет не о нашем славном герое, командарме Блюхере, а о каком то глупом писателе или книжке прошлого столетия) или о Милорде глупом, – сколько десятков и сотен тысяч крестьян сейчас – не с базара, а из советской книжной лавки-кооператива – несут домой, чтобы усладиться вечером великолепной книгой Ленина или произведением лучшего пролетарского поэта? Но зайдите в публичную библиотеку: ей-ей – там, пожалуй, еще и до сих пор больше Блюхера и Милорда глупого, чем подлинно-советских хороших книг.

 М. ЕЖОВА

(Коммунист. 1930. 9 февр.)
150 тысяч на театры....
Tags: библиотеки, год культуры, культурная революция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments